Задать свой вопрос

Имя
Email
Суть вопроса

Дело о гражданстве: есть ли шанс в ЕСПЧ?

Как аргументировать жалобу в Европейском суде, если Конвенцией не предусмотрено право на гражданство

Гражданство как одно из фундаментальных прав человека рассматривается в нескольких международных актах и документах. Среди них Всеобщая декларации прав человека, Американская конвенция о правах человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и др. Подробнее мы их рассматривали здесь.

Однако Европейская конвенция о защите прав человека (ЕКПЧ, Конвенция) — основной инструмент работы Европейского суда по правам человека — вообще не содержит положений о гражданстве. Но даже если ЕСПЧ очень осторожно относится к вопросам этой сферы, крымская ситуация все же является «удобным случаем» для развития практики и в этом аспекте.

Гражданство как часть личной жизни

Несмотря на отсутствие права на гражданство в ЕКПЧ, произвольное его навязывание все еще порождает последствия, которые при определенных условиях нарушают статью 8 Конвенции «Право на уважение частной и семейной жизни». В свою очередь, сам статус гражданина уже можно рассматривать как составной компонент этого права. Например, в соответствии со статьей 8 Конвенции о правах ребенка, гражданство является элементом идентичности детей. Вопрос самоидентификации человека во взрослом возрасте поднимался Международным судом ООН по делу Ноттебома, в решении которого было подчеркнуто фундаментальное значение гражданства в жизни каждого человека.

В практике Европейского суда также было несколько случаев, в которых суд рассматривал дела, связанные с гражданством. И хотя изначально, такая возможность отрицалась, последствия решений по изменению гражданства заявителей все-таки рассматривались судом в контексте статьи 8. Ниже приведены некоторые их них.

KURIĆ AND OTHERS v. SLOVENIA                    

Вскоре после распада Югославии несколько граждан Словении утратили свое гражданство и формальное право на проживание в этой стране. И хотя у каждого была индивидуальная ситуация, все они лишились статуса гражданина в одинаковых обстоятельствах:

  • заявители проживали на территории Словении на момент провозглашения этой республикой независимости (распада Югославии);
  • заявители не совершали волеизъявления касательно своего дальнейшего статуса (не приобрели гражданство Словении и не обратились за разрешением на проживание).

Из-за такого «бездействия» власти Словении, по истечении определенного срока, аннулировали записи о заявителях как о лицах, законно проживающих в стране. Так они лишились многих прав, которыми пользовались ранее и которыми были наделены остальные граждане:

  • право на работу;
  • на социальные выплаты;
  • доступ к услугам здравоохранения;
  • возможность восстановления утраченных документов и т.д.

В некоторых случаях они даже подвергались риску высылки из страны.

При таких условиях лишение этих лиц статуса резидентов страны вызвало глубинное воздействие на целый комплекс их прав. Поэтому Суд пришел к выводу, что в данном случае имело место негативное влияние такого решения государства на личную и семейную жизнь заявителей, что несовместимо с гарантиями статьи 8 Конвенции.

CASE OF RAMADAN v. MALTA

Этот прецедент также связан с лишением гражданства. Основаниями для прекращения статуса резидента послужил тот факт, что гражданство было приобретено путем обмана. В результате — заявитель оказался апатридом.

Но в данном кейсе Суд не увидел нарушения прав заявителя, так как не было свидетельств нарушения Конвенции. В то же время, это дело доказало, что последствия изменения гражданской принадлежности ratione materiae[1] подпадают под статью 8 Конвенции. Так, Суд в очередной раз подчеркнул, что Конвенция не гарантирует право на гражданство. Однако он обратил внимание, что факт его лишения может повлечь изменения в личной жизни заявителя, которые могут быть предметом рассмотрения в рамках статьи 8 Конвенции.

GENOVESE V. MALTA

В данном кейсе заявителем был внебрачный сын гражданки Великобритании и гражданина Мальты, желавший получить гражданство своего отца. Но последний отказался признать заявителя своим сыном. Поэтому мать доказала факт отцовства в судебном порядке. Тем не менее, несмотря на доказанные родственные узы, мальтийские власти отказались признать ребенка своим гражданином, подчеркнув, что право на гражданство не закреплено в Конвенции.

Затем заявитель обратился в Европейский Суд, который отметил, что отрицание этого права властями Мальты в данном деле не повлекло нарушения статьи 8 Конвенции. Однако, в решение содержалась позиция о влиянии гражданства на социальную идентичность, что попадает в общую сферу права на уважение личной жизни:

«Суд … напоминает, что термин «частная жизнь» является широким термином и не поддается исчерпывающей формулировке. Он охватывает физическую и психологическую неприкосновенность человека. Таким образом, он может включать несколько аспектов физической и социальной идентичности человека…»

В итоге суд постановил, что Мальта нарушила статью 14 (запрет дискриминации) в сочетании со статьей 8 Конвенции, так как закон о гражданстве препятствовал внебрачному ребенку стать резидентом этой страны, даже если его отец был мальтийцем.

Таким образом, решения Европейского суда показывают, что наличие гражданства не только оказывает влияние на частную жизнь человека, но также является неотъемлемой частью его идентичности. И хотя дела, связанные с правом на гражданство, как правило, не рассматриваются ЕСПЧ, практика доказывает, что при определенных обстоятельствах гражданство может влиять решающим образом на другие сферы жизни человека и затрагивать права, гарантируемые Конвенцией.


[1] ввиду обстоятельств,  связанных  с предметом рассмотрения (лат.)

Смотрите также

Гарантии международного права по вопросам свободы вероисповедания
Свобода выражения взглядов | Аналитика

УПЦ КП как религиозное меньшинство в оккупированном Крыму

Ситуация, в которой оказалась одна из религиозных групп в Крыму — Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) является особенной для Крыма из-за нескольких аспектов.
Свобода выражения взглядов | Аналитика

Гарантии международного права по вопросам свободы вероисповедания

В конце первого года оккупации только 11 из 45 приходов УПЦ КП продолжали свое существование. На сегодняшний день на оккупированном полуострове осталось всего 7 храмов, которые принадлежат Управлению Крымской епархии УПЦ КП. Такие цифры можно объяснить различными нарушениями прав верующих, возникших вследствие политик и практик РФ, таких как требования о перерегистрации, захват храмов, принятие «пакета […]