Задать свой вопрос

Имя
Email
Суть вопроса

(Не) повторить Вторую мировую

Что история рассказывает о навязывании гражданства в Крыму

Оккупация Крыма и ее последствия стали новым вызовом для международной системы права. Вследствие коллективной натурализации крымчан возник целый ряд вопросов, которые пока еще не имеют ответа в современных условиях. И хотя ситуация с вмешательством одного государства во внутренние дела другого не является беспрецедентной (Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия и другие), Крым все же значительно отличается от них.

Во-первых, паспортизация населения со стороны РФ на этих территориях происходила уже довольно долго без каких-либо временных ограничений. Крымчанам же для отказа от гражданства РФ был отведен всего один месяц. В противном случае, даже без получения паспорта, жители Крыма признавались гражданами страны-оккупанта.

Во-вторых, в случаях Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии получение российского гражданства было невозможно без волеизъявления самого человека. В Крыму же коллективная паспортизация происходила без согласия со стороны жителей, а временные ограничения практически лишили возможности выразить свою волю.

Что имеем сейчас

Навязывание гражданства крымчанам Российской Федерацией повлекло за собой множество последствий, среди которых массовые нарушения прав человека и военные преступления. Среди них перемещение жителей оккупированной территории за ее пределы и наоборот, а также перемещение гражданского населения РФ на оккупированную территорию. Важно также отметить, что автоматическое распространение гражданства фактически означало «принуждение к лояльности» населения оккупированной территории с угрозой уголовной ответственности (например, за государственную измену) и обязанностью службы в армии РФ.

В свою очередь современное международное право, предлагая ответы лишь на вопросы предотвращения безгражданства или урегулирования случаев двойного гражданства, практически оставляет без внимания вопрос защиты от его автоматического распространения. Единственные доступные нам прецеденты, которые рассматривают вопрос о навязывании гражданства и его последствиях в условиях оккупации, связаны с историей Второй Мировой войны. Таковыми являются дела Роберта Вагнера (1946) и Готтлоба Бергера (1949), осужденных за германизацию населения оккупированных территорий и его мобилизацию как граждан Германии.

Дело Роберта Вагнера

Летом 1940 года Гитлер назначил Роберта Вагнера гауляйтером и одновременно имперским наместником оккупированного французского Эльзаса. Его задачей было проведение германизации и нацификации региона. В первые годы немецкой оккупации он совершил множество попыток побудить эльзасцев добровольно служить в немецкой армии. Но для оккупирующей стороны идея привлечения волонтеров оказалась неудачной: откликнулись лишь около 2300 человек, преимущественно эльзасских немцев. Затем был предложен более эффективный способ — воинская повинность.

Призыв на военную службу был введен в Эльзасе постановлением от 25 августа 1942 года. Незадолго до этого, был введен еще один указ, который предоставлял коллективную натурализацию определенным группам иностранцев (Эльзас, Лотарингия и Люксембург). Таким образом, распространение немецкого гражданства для населения этих территорий также означало и обязанность служить в немецкой армии.

29 июля 1945 года Вагнер был арестован силами США и выдан французским властям, а 23 апреля 1946 года он предстал перед Постоянным военным трибуналом в Страсбурге. Трибунал обвинил Вагнера, среди прочего, в подстрекательстве французов брать в руки оружие против Франции, а также в осуществлении набора французов в ряды вражеской для них (немецкой) армии, что является военным преступлением. Решением трибунала Роберт Вагнер 3 мая 1946 года был приговорен к смертной казни и конфискации всего имущества в пользу народа.

Дело Готтлоба Бергера

1 апреля 1940 года Готтлоб Бергер был назначен начальником Главного управления СС, а в июле 1942 года стал офицером связи Гиммлера для Министерства восточных оккупированных территорий.  Бергер был привлечен к суду Американским военным трибуналом в Нюрнберге по делу «Вильгельмштрассе», которое стало самым крупным из 12 нюрнбергских процессов 1945-46 годов. Это дело также известно под названием «Министерский процесс», так как обвиняемыми на нем являлись 21 крупный чиновник и руководитель различных министерств и ведомств Третьего рейха.

Хотя в начале войны количество волонтеров в армии СС было действительно большим, отмечает трибунал, уже через короткое время из-за нехватки собственных сил актуализировалось необходимость пополнить немецкие войска иностранцам. Как и в случае с Вагнером, одним из решений было призвать иностранцев немецкой национальности, которые при этом оставались гражданами своих стран. Такой метод также является преступлением против человечности наравне с рабским трудом.

Готтлоб Бергер был обвинен и в этом преступлении, так как именно его ведомства принимали участие в принуждении граждан оккупированных стран к германизации и использовании других методов для осуществления призыва в немецкие вооруженные силы. 11 апреля 1949 года Американский военный трибунал приговорил Бергера к 25 годам тюремного заключения.

Таким образом, история показывает, что право на гражданство и нарушение этого права тесно взаимосвязаны с другими нарушениями прав человека, вплоть до международных преступлений. Таким, например, является принуждение жителей оккупированной территории к военной службе в вооруженных силах оккупирующей державы. Тем не менее, подобные прецеденты не предотвратили проведение призыва в оккупированном Крыму. Поэтому в декабре 2018 года RCHR вместе с УГСПЛ, ХПГ и прокуратурой АРК направили очередное информационное сообщение в Международный уголовный суд касательно незаконного призыва крымчан в армию оккупирующей страны РФ.

Смотрите также

Крымский кейс: о правопреемстве государств и связях с территорией
Свобода передвижения | Аналитика

Миграционное законодательство РФ: шпаргалка для крымчан

Уже пять лет как каждому крымчанину, который отказался от российского паспорта и не получил разрешение на проживание в РФ, грозит принудительное выселение через решение оккупационного суда. Исследователи RCHR,  УХСПЧ и CHROT проанализировали дела 2425 крымчан, выдворенных из Крыма после оккупации[1]. Многих разлучали с семьей и помещали в специальные учреждения — ЦВСИГ — с тюремными условиями. […]