Задать свой вопрос

Имя
Email
Суть вопроса

Преступление и наказание. Глава перемещение

Что международное право и мировая практика говорят о колонизации

Колонизация как способ освоения новых или пустующих земель была известна миру еще со времен древних цивилизаций.  Некоторые даже считали ее хорошим способом смягчения социальных противоречий между «коренным населением» и страной-завоевателем. Тем не менее, мировой опыт и развитие права не только наложили некоторые обязательства и ограничения на государства в этой сфере, но также определили колонизацию как военное преступление.

Какие есть ограничения

Для того, чтобы государство несло ответственность за колонизацию территорий, международным гуманитарным правом были предусмотрены соответствующие правила и ограничения. В частности, ряд международно-правовых обязательств содержится в положениях:

Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года;

Женевской конвенции (IV) о защите гражданского населения во время войны 1949 года;

— в отдельных нормах Дополнительного протокола І к Женевским конвенциям 1977 года;

— в производном праве компетентной международной организации, такой, например, как ООН.

Так, например, пункт 6 статьи 49 Женевской конвенции IV запрещает «депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию». Этот пункт появился во время Второй мировой войны для предотвращения перемещения собственного населения на оккупированные территории с целью, в частности, «колонизации» этих территорий.

Норма 130 обычного МГП также запрещает государствам депортировать или перемещать часть своего гражданского населения на территорию, которую они оккупируют.

Некоторые международные органы, среди которых Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия ООН по правам человека осудили не только сам факт перемещения населения, но и создание поселений на оккупированной территории. В соответствии с заключительным докладом Специального докладчика ООН (по связанным с правами человека аспектам перемещения населения) «размещение поселенцев» является незаконным и влечет за собой ответственность государства и уголовную ответственность отдельных лиц.

Изменение уже существующих поселений также признается нарушением МГП. В частности, запрещены конфискация земли для строительства или расширения поселений. Статья 85 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям, который касается защиты жертв международных вооруженных конфликтов признает такие действия военным преступлением.

И перемещение собственного населения на оккупированную территорию признается военным преступлением согласно статье 8(2)(b)(xviii) Римского Статута Международного Уголовного Суда.

Первый прецедент

Как видим, большинство норм, регулирующих перемещение населения были приняты после второй мировой войны. Впервые, действия, направленные на изменение демографического состава оккупированных территорий, были объявлены международным преступлением на Нюрнбергском процессе в 1945 году. Нацистских преступников обвинили в «германизации» аннексированных территорий, а также попытках уничтожения их национальной самобытности. Все это стало результатом принудительной депортации местных жителей «не немцев» и заселения этих территорий тысячами немецких колонистов.

Несмотря на запрет, существующий в МГП, и опыт Нюрнбергского процесса, в истории существуют еще примеры колонизации оккупированных территорий.

Марокко и Западная Сахара

С 1976 года «марокканизация» Западной Сахары стала важной частью государственной политики Марокко. За последние 30 лет правительство королевства потратило около 2,4 млрд. долларов на развитие базовой инфраструктуры, строительство аэропортов, портов, дорог и электростанций на территории Западной Сахары. Более того, Марокканское правительство также охотно предоставляло налоговые льготы и выплачивало более высокую зарплату проживающим на территории Западной Сахары (например, зарплата госслужащих была в два раза выше аналогичной в самом Марокко). Все это было сделано для поощрения переезда марокканского населения на оккупированные территории.

Для этой же цели марокканское правительство предлагало бесплатное (или же по существенно заниженным ценам) жилье и субсидии на продукты питания и нефтепродукты для своих граждан. Существовало даже поощрение (в основном экономическое) браков между мужчинами с территории Западной Сахары и марокканскими женщинами.

Такое «косвенное» перемещение и заселение оккупированных территорий было важно не только для «интеграции» населения, но также и для получения желаемого результата в референдуме 1991 года. Последний так и не состоялся. Также до сих пор неизвестно и точное количество перемещенных марокканцев, которые остались жить на оккупированной территории.

Таким образом, мы видим, что международным правом не только предусмотрен запрет на прямое перемещение своего населения на оккупированные территории, но также строго осуждается и любое изменение уже существующих поселений или наличие других стимулов к переезду туда граждан государства-оккупанта. Тем не менее, оккупирующие державы не всегда придерживаются установленных правил, что мы увидели в случае Западной Сахары, и что можем наблюдать в случае с Крымом сейчас.

Смотрите также

Гарантии международного права по вопросам свободы вероисповедания
Свобода выражения взглядов | Аналитика

УПЦ КП как религиозное меньшинство в оккупированном Крыму

Ситуация, в которой оказалась одна из религиозных групп в Крыму — Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) является особенной для Крыма из-за нескольких аспектов.
Свобода выражения взглядов | Аналитика

Гарантии международного права по вопросам свободы вероисповедания

В конце первого года оккупации только 11 из 45 приходов УПЦ КП продолжали свое существование. На сегодняшний день на оккупированном полуострове осталось всего 7 храмов, которые принадлежат Управлению Крымской епархии УПЦ КП. Такие цифры можно объяснить различными нарушениями прав верующих, возникших вследствие политик и практик РФ, таких как требования о перерегистрации, захват храмов, принятие «пакета […]