Задать свой вопрос

Имя
Email
Суть вопроса

Консультативное заключение международного суда ООН относительно правовых последствий строительства стены на оккупированной Палестинской территории от 9.07.2004 г.

Консультативное заключение международного суда ООН относительно правовых последствий строительства стены на оккупированной Палестинской территории от 9.07.2004 г.

Особый интерес в контексте темы этого сборника представляют пп. 134-137 Заключения, которые касаются применения международного гуманитарного права и стандартов свободы передвижения на оккупированых территориях.

п.п. 134

Подытоживая, Суд выражает мнение о том, что строительство стены и введение связанного с нею режима препятствуют осуществлению жителями оккупированной палестинской территории (за исключением лиц, состоящих в израильском гражданстве и приравненных к ним) свободы передвижения, гарантируемой пунктом 1 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах. Эти действия препятствуют также осуществлению затрагиваемыми лицами прав на труд, на здоровье, на образование и на достаточный жизненный уровень, провозглашенных в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и в Конвенции Организации Объединенных Наций о правах ребенка. Наконец, строительство стены и введение связанного с нею режима, способствуя демографическим изменениям, о которых говорилось в пунктах 122 и 133 выше, противоречат пункту 6 статьи 49 четвертой Женевской конвенции и резолюциям Совета Безопасности, упомянутым в пункте 120 выше.

п.п.135

При этом Суд хотел бы отметить, что в применимых нормах международного гуманитарного права содержатся положения, позволяющие учитывать в некоторых обстоятельствах соображения военной необходимости. Ни в статье 46 Гаагского положения 1907 года, ни в статье 47 четвертой Женевской конвенции каких-либо ограничивающих положений такого рода не содержится. В отношении угона и депортации населения, которые запрещены пунктом 1 статьи 49 Конвенции, в пункте 2 этой же статьи предусматривается исключение для случаев, когда “этого требует безопасность населения или особо веские соображения военного характера”. Однако это исключение не распространяется на пункт 6 этой статьи, который запрещает оккупирующей державе депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию. В статье же 53, касающейся уничтожения личного имущества, предусматривается исключение для случаев, когда такое уничтожение является “абсолютно необходимым для военных операций”. Суд считает, что на соображения военной необходимости, предусматриваемые этими текстами, можно ссылаться на оккупированных территориях даже после общего завершения военных операций, приведших к их оккупации. Однако, исходя из находящихся в его распоряжении материалов, Суд не убежден в том, что уничтожение имущества, осуществлявшееся вопреки запрету, установленному статьей 53 четвертой Женевской конвенции, было абсолютно необходимым для военных операций.

п.п. 136

Суд хотел бы далее отметить, что в некоторых конвенциях по правам человека, и в частности в Международном пакте о гражданских и политических правах, содержатся положения, на которые государства-участники могут ссылаться, чтобы принимать в разных обстоятельствах меры в отступление от некоторых своих обязательств по этим конвенциям. Однако Суд хотел бы напомнить в этой связи, что сообщение, направленное Израилем Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций в соответствии со статьей 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, касается только статьи 9 Пакта, где идет речь о праве на свободу и личную неприкосновенность (см. пункт 127 выше); поэтому Израиль обязан соблюдать все другие положения этого документа.

Кроме того, Суд хотел бы указать, что в некоторых положениях конвенций по правам человека содержатся клаузулы, ограничивающие те права, которые охватываются этими положениями. В статье 17 Международного пакта о гражданских и политических правах подобного рода клаузулы нет. С другой стороны, в пункте 3 статьи 12 этого документа предусматривается, что право на свободу передвижения, гарантируемое этой статьей, не может “быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом, необходимым для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимы с признаваемыми в настоящем Пакте другими правами”. Что касается Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, то в его статье 4 содержится следующее общее положение:

“Участвующие в настоящем Пакте государства признают, что в отношении пользования теми правами, которые то или иное государство обеспечивает в соответствии с настоящим Пактом, это государство может устанавливать только такие ограничения этих прав, которые определяются законом, и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе”

Суд хотел бы отметить, что ограничения, предусмотренные пунктом 3 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, в силу самих положений этого пункта представляют собой исключения из права на свободное передвижение, которое устанавливается в пункте 1. Кроме того, такие ограничения должны не просто служить санкционированным целям –  они должны быть также необходимы для достижения этих целей. Как указал Комитет по правам человека, они “должны соответствовать принципу соразмерности” и “должны представлять собой наименее ограничительное средство из числа тех, с помощью которых может быть достигнут желаемый результат” (доклад Комитета по правам человека, А/55/40, том I, приложение VI, замеча- ние общего порядка № 27, пункт 14). Исходя из имеющейся в его распоряже- нии информации, Суд находит, что в данном случае эти условия не соблюдены.

Суд хотел бы далее отметить, что ограничения на осуществление палестинцами, проживающими на оккупированной Израилем территории, своих экономических, социальных и культурных прав в результате строительство Израилем стены не отвечают условию, предусмотренному статьей 4 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, а именно условию о том, чтобы ограничения устанавливались “исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе”.

п.п. 137

Подытоживая, Суд констатирует, что, исходя из имеющихся в его распоряжении материалов, он не убежден, что конкретно тот курс, который Израиль выбрал для прокладки стены, был необходим для достижения им своих целей в области безопасности. Стена, равно как выбранный для нее маршрут, и связанный с нею режим серьезно нарушают ряд прав палестинцев, проживающих на оккупированной Израилем территории, причем нарушения, вызванные выбранным маршрутом, нельзя оправдать соображениями военной необходимости либо требованиями государственной безопасности или общественного порядка. Поэтому строительство такой стены представляет собой несоблюдение Израилем различных своих обязательств по применимым нормам международного гуманитарного права и стандартам в области прав человека.

Ознакомиться с полным текстом документа можно здесь.

Смотрите также

Crimea beyond the rules. Special issue. Transfer by the Russia parts of its own civilian population into the occupied territory of Ukraine
Крым без правил

Crimea beyond rules. Thematic reviews of the human rights situation under occupation

Crimea beyond rules. Thematic reviews of the human rights situation under occupation “Crimea Beyond Rules” – the series of thematic reviews of violations of international human rights standards in occupied Crimea Although the President of the Russian Federation V. Putin justified his decision on the annexation of Crimea by the necessity to protect the local population, the following […]
Крым без правил

Crimea beyond the rules. Special issue. Forcible Expulsion of the Civilian Population from the Occup...

Crimea beyond the rules. Special issue. Forcible Expulsion of the Civilian Population from the Occupied Territory by Russia Events in the Crimea in February-March 2014 and the occupation of the territory of Ukraine by the Russian Federation is the first example of large-scale violations of the provisions and principles of the Final Act in Europe. In […]
Крым без правил

Crimea beyond the rules. Special issue. Transfer by the Russia parts of its own civilian population ...

Crimea beyond the rules. Special issue. Transfer by the Russian Federation parts of its own civilian population into the occupied territory of Ukraine Events in the Crimea in February-March 2014 and the occupation of the territory of Ukraine by the Russian Federation is the first example of large-scale violations of the provisions and principles of […]